Вербное воскресенье в нашем храме

  • Размер шрифта
  • A+ A-

                                  IMG_2136+

ВХОД ГОСПОДЕНЬ В ИЕРУСАЛИМ. ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ

— один из 12-ти главных праздников Православной церкви. В отличие от других двунадесятых праздников, не имеет предпразднства и попразднства. То есть отличается от других, подобных по величию праздников, тем, что ограничивается только одним днем: праздник окружен днями строгого поста. С одной стороны — это дни святой Четыредесятницы, с другой — Страстной седмицы. Лазарева суббота и Вербное Воскресенье служит переходом от периода подготовки к самой Страстной Седмице. Вход Господень в Иерусалим ‑ одно из главных событий последних дней земной жизни Иисуса Христа, которое описывают все четыре евангелиста и который считается символом будущего воцарения Бога.

День Входа Господня в Иерусалим называется Неделею «Ваий» или «Цветоносною». На Руси он получил название «Вербного воскресенья», потому что на севере верба ранее других древесных ветвей дает почку. Молящиеся приходят в храм с вербами и на богослужении таинственно встречают невидимо грядущего Господа букетиками вербы с зажженными свечами.

     Благочестивая традиция освящения верб совершается на праздничном Всенощном бдении. После чтения Евангелия священник совершает каждение верб, читает молитву и окропляет ветви святой водой. При освящении верб читается молитва: «Освящаются вербы сии, Благодатию Всесвятаго Духа и окроплением воды сия священныя, во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь!»

     Часто прихожане волнуются, попала ли святая вода на принесенные ими веточки, но мы должны помнить, что освящается верба благодатью Духа Святаго, по нашей вере и упованию, поэтому неважно – попала ли на веточку капелька святой воды или нет – верба освящена.

     Народные обычаи, глубоко укоренившиеся в религиозной традиции, усваивают этому празднику большое значение. Принято сохранять, принесенные в этот день из церкви ветви вербы, до следующего года, полагая их в святой угол вместе с иконами.

IMG_2069_изменить размер  IMG_2072_изменить размер  IMG_2074_изменить размер

IMG_2077_изменить размер  IMG_2078_изменить размер  IMG_2087_изменить размер

IMG_2094_изменить размер  IMG_2108_изменить размер  IMG_2113_изменить размер

IMG_2124_изменить размер  IMG_2132_изменить размер  IMG_2152_изменить размер

IMG_2175_изменить размер  IMG_2195_изменить размер  IMG_2201_изменить размер

Митрополит Сурожский Антоний (Блум)

Вербное воскресенье

30 марта 1980 г. Ин 12:1—18

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

С нынешнего дня Христос вступает не только в Свои страдания, но и в то страшное одиночество, которое Его окутывает в течение всех дней Страстной седмицы. Оно начинается с недоразумения. Люди ожидают, что вход Господень в Иерусалим будет торжественным шествием политического, народного вождя, который освободит свой народ от гнета, от рабства, от того, что они считали безбожием, потому что всякое язычество, идолопоклонство есть отрицание Живого Бога. Это одиночество разовьется дальше, в страшном непонимании даже со стороны Его учеников. На Тайной Вечере, когда Спаситель будет с ними говорить в последний раз, они все время будут недоумевать о смысле Его слов. И дальше, когда Он пойдет в Гефсиманский сад, чтобы стоять перед предстоящей Ему страшной смертью, самые Ему близкие ученики, Петр, Иоанн и Иаков, заснут от уныния, и от усталости, и от отчаяния.

И, наконец, последним шагом в это одиночество будет крик Христов со креста: Боже Мой, Боже Мой! зачем Ты Меня оставил? (Мк 15:34). Оставленный людьми, отверженный израильским народом, Он вступает в предельную оставленность и умирает как бы без Бога, без людей, один, только со Своей любовью к Богу и со Своей любовью к людям, умирая ради одних, умирая во славу Другого.

Начало Страстей Господних — сегодняшнее торжественное Его шествие. Люди ждали царя, вождя — они нашли Спасителя душ их. Ничто так не ожесточает человека, как потерянная надежда, разочарованная надежда. И этим объясняется, что люди, которые так Его встречали, которые были свидетелями воскрешения Лазаря, чудес Его над людьми, слышали Его учение, восхищались каждым Его словом, были готовы стать Его учениками, лишь бы с этим шла победа, — от Него оторвались, отвернулись и через несколько дней стали кричать: распни, распни Его! (Лк 23:21). И Христос провел все эти дни в одиночестве, зная, куда Он идет, и оставленный всеми, кроме Божией Матери. Она молчаливо, как в течение всей Своей жизни, стояла поодаль, соучаствовала в Его трагическом восхождении ко Кресту — Божия Матерь, Которая приняла Благовестие, но также приняла, безмолвно, пророческое слово Симеона о том, что и Ей пройдет меч через сердце (ср.: Лк 2:35).

В течение этих дней мы будем присутствовать — не только вспоминать, но присутствовать! — при Страстях Господних. Мы будем частью толпы, которая окружала Христа, Его учеников и Божию Матерь. Когда мы будем слушать евангельское чтение, слышать молитвы Церкви, когда, образ за образом, пройдут картины этих Страстных дней, станем каждый день себе ставить вопрос — а где я, кто я в этой толпе: фарисей? книжник? изменник? трус? Или стою я среди апостолов—но и они были побеждены страхом! Петр трижды отрекся, Иуда предал, Иоанн, Иаков и Петр заснули, когда Христу больше всего нужна была человеческая любовь, другие ученики бежали. У Креста никто не остался, кроме Иоанна и Матери Божией —тех, кто связан был со Христом такой любовью, которая не боится, такой любовью, которая готова все разделить.

И снова поставим перед собой вопрос: кто мы, где мы? Где находимся мы в этой толпе? С чем стоим мы: с надеждой или с отчаянием? А если мы стоим с бесчувствием, то мы тоже — часть той страшной толпы, которая окружала Христа, которая движилась, слушала — и уходила, как мы будем уходить из церкви. Будет стоять Крест здесь в четверг, мы будем читать Евангелие о Кресте, о распятии, о смерти — и что потом будет? Крест останется стоять — а мы пойдем на отдых, пойдем домой, пойдем ужинать, спать, отдыхать, готовиться к утомлению следующего дня. А Христос в это время на Кресте, Христос во гробе. Какой это ужас, что мы не можем, как и ученики в свое время, единого часа, одной ночи с Ним провести. Подумаем над этим, и если мы не способны сделать ничего, то хоть поймем, кто мы, где мы, и обернемся ко Христу хоть в последний час с возгласом, с молитвой разбойника: Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем! Аминь.

Комментарий